Зелёный остров в Синем море

Рассказ вне конкурса: 

Заместитель директора муниципального предприятия «Синеморский водоканал» Тамаз Шаликоевич Георгиади очень любил рыбалку. В один из пасмурных дней, выдавшихся на субботу, он запустил дизель своего сейнера, купленного по случаю по остаточной стоимости у бывшего директора артели «Синемор-корюшка», и вышел в море.

Клёв был так себе. Но самое грустное, что «сдох» дизель, а как его починить, Тамаз Шаликоевич не знал. Вдобавок поднялся ветер, и вскоре, обездвиженный сейнер с гордым именем «Царица Тамара», позорно прибило к пристани у небольшого острова.

        - Эй, пацан! А что это за остров?
        - Остров так и называется, Остров.
        - А почему его на картах нету, а?
        - Вы дяденька не в том магазине карты покупаете. И вообще, не орите тут, рыбу пугаете. – Ответил паренёк с пристани, поправляя наживку на крючке.

Остров Тамазу понравился с первого взгляда. Большой, с зелёными лугами, на которых с утра до ночи пасутся овцы, поросший лесом из корабельных сосен. Люди приветливые, бесхитростные, живут в красивых разноцветных домиках, и совсем никогда не дерутся. И Тамаз решил стать островитянином.

Смешливая вдова рыбака, не вернувшегося с промысла, Марика, приютила Тамаза в своём доме, причём прямо в своей спальне. Она живо сообразила, что красивый мужчина в костюме от Армани и огромным золотым перстнем на мизинце, в море за сельдью и салакой ходить не будет, а значит, не утонет и будет всегда дома.

Марика Тамазу тоже нравилась, особенно кака она поёт старинные скандинавские песни на исландском языке. И чтобы порадовать свою возлюбленную, пошёл устраиваться на работу.

Губернатор острова Сергей Иванович Бубукин встретил Тамаза Шаликоевича во дворе своего дома, сидя на завалинке, с косой и оселком в руках.

- А!!! Товарищ Георгиади! Добро пожаловать! Очень рад, очень рад. Приятно познакомиться. – Широко заулыбался Бубукин, протягивая чумазую руку.
- Здравия желаю, товарищ начальник! Удели пару минут времени на собеседование?
- Что? Хочешь в наш рыбсовхоз записаться?
- Извини дарагой! Моряк из мэня никакой. Сам видел мою посудину у причала. Я по другому вопросу. Почему на нашем славном острове, который процветает под твоим чутким руководством, до сих пор нет милиции, а? Непорядок! Нужно организовать. А я памагу!

- Что ты, Тамазушка. К чему нам бездельники? Работать некому, а ты предлагаешь милицию набирать. Да ведь сразу преступность появится. Приписки, коррупция, потом, глядишь, проститутки и наркотики. Не… Без милиции мы и так хорошо живём.

В тот день Тамаз Шаликоевич ушел  из дома губернатора не солоно хлебавши, но со сложившимся в голове планом действия.

В последующие дни он нашёл механика, который починил силовую установку его «Царицы Тамары», и подобрал экипаж. Так рыбсовхоз Острова «Красный Нептун» увеличил свой флот до трёх единиц. Улов стал настолько большим, что избыток морепродуктов пришлось отвозить на большую землю для продажи. Особенно увеличились доходы «Красного Нептуна» после того, как Тамаз Шаликоевич, на общем собрании был выбран Председателем.

Тогда то товарищ Георгиади смог проявить свои способности во всём блеске. Теперь один сейнер регулярно выгружал улов в Швеции, второй в Финляндии, и только третий, продавал пойманные мойву и салаку в Синеморске, за рубли.

Стабильные поступления валюты обеспечили избыток уже денежных средств. Тогда Тамаз Шаликоевич нашёл подрядчика в Белоруссии, который нанял украинских рабочих, и построил на Острове консервный завод. И вскоре продукция Островского предприятия появилась на прилавках всех магазинов СНГ и Европы. Торговая марка «Tamazz Ryba» стала брендом номер один в мире, а офшорный банк «Mariika Ostrov Islands Вank» перестал вмещать вложенные золото-валютные средства в своём погребе.

Благополучие островитян стало угрозой их собственной безопасности. Тогда Тамаз решил, что его время пришло, и он снова отправился навестить губернатора.

Бубукин как раз закончил прибивать новые подмётки на свои любимые хромовые сапоги, и курил гаванскую сигару, покачиваясь в кресле на веранде.

- Сэргей Иванович! Нижайший вам поклон с моим почтэнием!
- Здравствуй-здравствуй Тамазушка! Какая печаль тебя ко мне привела?
- Сэйчас расскажу дарагой. Только для этого атмосфэра нужна. Пойдём к Машеньке?
- Угощаешь? Я аванс ещё не получал.
- Канэшна дарагой! Для тебя крэдитная линия всэгда открыта! Только надень свой парадный френч и сапоги. Из аптеки сразу в церковь пойдём.

Аптека Марии находилась совсем рядом, за лесом, и вскоре вся элита Острова в лице власти и бизнеса, уже находилась в торговом зале, в котором умещалось всего два круглых столика на высоких стойках. Из подсобки вышла Машенька в грязном халате, в косынке с нашитым спереди крестом, вырезанным из лоскута красной ткани. Шаркая тапками по стёртому линолеуму подошла к прилавку, и не прожевав пирожок поздоровалась с посетителями.

- Машенька! Нам как обычно. – Гаркнул Тамаз Шаликоевич.
- Разбавленный будете, или так?
- Мнэ чистый.
- А мне, если можно, с клюквенным соком, пожалуйста. - робко попросил губернатор

Мария поставила на прилавок два пластиковых одноразовых стаканчика, и налила в каждый по сто граммов чистого спирта из алюминиевого чайника с полустёртой надписью на боку «кампот». Затем в один из стаканчиков добавила до краёв клюквенного сока из трёхлитровой банки, и буркнула: - «Сами берите. У меня крышка стойки не поднимается».

Тамаз бодро подскочил к прилавку, схватил стаканчики, и вернулся к столу, рядом с которым стоял, одетый как на парад  Бубукин. Поставил стаканчики на стол, и вынул из внутреннего кармана пиджака чебурек, завёрнутый в «Синеморскую Правду». Развернул газету, и разделил чебурек на две неравные части. Ту, что поменьше, придвинул Бубукину, и пояснил: - «Тебе жирного нельзя, так что я о тебе забочусь, дарагой».

Бубукин тяжело вздохнул, и залпом опрокинул в себя содержимое стакана. Затем, не притронувшись к чебуреку, занюхал спирт уткнувшись носом в шерсть на загривке кошки, дремавшей у его локтя на столе.

- Машенька! Как животное зовут, а?
- Что, не знаешь? Мария. На острове всех кошек зовут по имени хозяина.
- А почему она на мэня такими страшными глазами смотрит?
- Грузины тут не часто проплывают.

-  Сэргей Иванович! Нам нэобходимо обсудить одын очень важный вопрос государственного значения.
- Что, солярка для сейнеров заканчивается?
- Э-э-э… Дарагой. Какой ти на фиг губернатор, если не ухом ни рилом не вэдаешь что в твоём царстве-государстве делается. Я думаю, тэбе пора на пэнсию, вот что. Давай собэром народ, пусть все проголосуют, кто настоящий губернатор Острова, я или ты.
- А давай Тамазушка! Я хоть дров на зиму напилю, а то с этой работой так закрутился, так закрутился, что в заботах о народе совсем хозяйство позабросил.
- Вот и ладно. Всегда говорил, что ти человэк разумный. Теперь слюшай какая ситуация у нас сложилась.

Потом Тамаз Шаликоевич минут двадцать объяснял Бубукину всю сложность политической и экономической ситуаций, сложившихся в связи с бурным ростом ВВП на Острове, и об интригах соседних стран, которые вынашивают планы по национализации рыбной промышленности Острова, и отжатия накопленных в банке несметных сокровищ. Собеседникам было невдомёк, что из  подсобки всё это время торчало шпионское ухо хахаля Марии - Петра Дубко.

В то время, как губернатор с председателем вышагивали по тропинке к церкви, Петя уже нёсся во весь опор в свою хату, где за иконой у него был спрятан радиопередатчик. Отправка шифровки в штаб Синеморского флота заняла всего несколько минут, и когда над островом раздался колокольный звон, призывающий всех островитян собраться в церкви, он уже спокойно семенил прочь из хаты в сторону церкви.

- Ну что? Все собрались? – Громко, зычным баритоном гаркнул на весь храм Сергей Иванович. – Отец Игнатий, проведите перекличку, и доложите.
- Та-а-ак… Трист сорок семь, триста сорок восемь… Двое отсутствуют. Кто не явился на собрание?

«Трифон со своим сыном отсутствуют. Они, наверное, не слышали сигнала, потому, что погреб копали» - Крикнул ко-то из толпы. «Пилгусий! Быстро за ними, народ ждёт»: - скомандовал архимандрит Игнатий мальчишке, стоявшему у самых дверей храма. Народ загалдел, все начали перемещаться с место на место по всему залу, то собираясь кучками, то распадаясь, совершая движение, похожее на Броуновское.

Вскоре в церковь влетел запыхавшийся Пилгусий, а за ним старый Трифон со своим дылдой Максимкой. Трифон держал в дрожащих руках потемневший от времени бронзовый ларец, а у Максимки в руке был зажат свиток пергамента, покрытый пылью и плесенью.

- Что это у вас? – удивлённо спросил Бубукин.
- Это. Вот. Откопали. - Едва выдавил из себя, пересохшими от волнения губами Трифон.

Мы это, ну… Погреб стали углублять, что-то звякнуло под лопатой. Отрыли, там каменная плита с железным кольцом. Плиту подняли, ход идёт вниз. Спустились по лестнице, а там комната, и посреди стоит алтарь весь из золота. На алтаре вот это, и свиток. По моему, на еврейческом языце…

- А ну-ка дай сюда свиток. – Деловито пробасил отец Игнатий. – Я в семинарии языки то учил.

Так, что тут у нас… Это древнеарамейский по моему.

- Люди! Да вы с ума сошли! Это же чисто грузинский! Дай сюда. – Выхватил свиток из рук священника Тамаз Шаликоевич.

Та-а-ак… Сей ковчег помещён на веки вечные от глаз дурных, помыслов и поступков людей, на достигших разума. Это подарок Богов, который в дурных руках весь мир уничтожит, а в праведных сделает его подобным царству Бога нашего отца небесного. Силу свою он явит только тому, кто с добрыми помыслами приложит ключ, находящйся в ларце к тому месту ковчега, на котором явлен лик Бога. «Ух ты! Тришка! Чё там в ларце у тебя»?

Трифон открыл крышку, и дрожащей рукой извлёк на свет  предмет, по форме в точности повторяющий ту штуку, которую держат в руках фараоны на египетских барельефах. По церкви пронёсся изумлённый вздох толпы. «Это же анкх»! – послышались голоса знатоков.

«Так. Надо идти всем вместе к дому Трифона, и найти, куда это прикладывать» - Тоном, не допускающим возражений, объявил губернатор. И вся толпа поспешила на выход.

А в это время, эскадра Синеморского флота из двух ракетных катеров «Минога» и «Салака» уже заняла боевую позицию у входа в порт Острова. Замполит флагмана уже охрип от крика в микрофон громкой связи, чтоб убедить сепаратистов выйти на причал без оружия и с поднятыми руками. Но никто не выходил. Отважные моряки не знали, что всё население в это время находится в церкви на другой оконечности острова, и не слышит призывов из динамика на мачте командной рубки корабля.

Командир флагмана капитан второго ранга Сухроб Хусаинович Нахимов отложил бинокль в сторону, и достал из пачки помятую сигарету. Вставил в зубы, и начал хлопать по карманам, в поисках зажигалки, когда из динамика внутренней связи раздался голос командира БЧ-1: - «Рубка первому»! Сухроб Хусаинович высвободил из клипсы на корпусе переговорного устройства микрофон на витом шнуре, нажал тангенту на корпусе, и ответил: - «На связи».

- Товарищ капитан второго ранга! Наблюдатель докладывает, что у дома рядом с гастрономом крупное скопление боевиков. Вытащили из дома какой то подозрительный ящик золотистого цвета. Может это какое то секретное оружие?
- Дай огня! – Попросил командир, наклонившись к вахтенному, сидящему в кресле, и поигрывающему пальцами зажигалкой. При этом он забыл отпустить тангенту на микрофоне.
- Есть дать огня! – послышался из динамика мужественный голос командира БЧ-1.

В ту же секунду по правому борту послышался оглушительный хлопок, «Минога» вздрогнула всем корпусом, качнулась на волнах, а потом раздался рёв реактивного двигателя, выпущенной ракеты класса вода-земля «Мотылёк». Дымный след очертил курс «Мотылька» и в конце его, прямо в центре скопления сепаратистов, где находился золотистый ящик, вспыхнул огненный шар.

Того, что последовало за этим, экипажи обоих кораблей осознать не успели. Последними словами командующего были: - «Мать твою..», после чего ударная волна разметала ошмётки раскалённого металла от корпусов кораблей в разные стороны. Огромное цунами покатилось кольцом от Острова, и устремилось к берегам стран, которые находились у самого Синего моря. Над островом начал подниматься дымный столб, вихрясь и закручиваясь сверху, формируя гигантский гриб.

Системы предупреждения ядерного удара стран НАТО и России сработали в автоматическом режиме, и сотни бомбардировщиков с бомбами и  крылатыми ракетами на борту, устремились друг на друга для нанесения ответного удара. Из всех шахт подводных лодок, и передвижных ракетных комплексов по суборбитальным орбитам вознеслись ракеты с ядерными боеголовками. Россия ударила по Америке, полагая, что это она взорвала Остров в Синем море. А американцы не сомневались в том, что первый запуск совершила именно Россия.

Так прекратил своё существование зелёный остров в Синем море. Вместе с самим морем, и всем населением планеты Земля.

- Тама-аз! Вставай Тамазушка! Ты просил меня разбудить тебя пораньше. На рыбалку же едешь, не забыл?

Тамаз Шаликоевич сел на кровати, и бешено захлопал ресницами, хватаясь руками за разные части тела по очереди.

- Уф… Слава Богу это был только сон. Тамарочка! Царица моя! А помнишь ты говорила, что хочешь съездить в новый супермаркет, что открыли на улице Героев Бубукинцев? Может лучше шопинг устроить? А потом к маме заедем, попросим её оладушек напечь… М?
- Какой ты у меня душка Тамазик! Ты самый - самый лучший грузин (От ред. Греческого происхождения) на свете! Самый драгоценный мой муженёк! Дай поцелую, чммм!!!

Автор: Андрей Кадыкчанский
Оригинал: http://kadykchanskiy.livejournal.com/512470.html

Свободный тег: 
+1
+14
-1

Комментарии отсутствуют.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.