Эскизы утерянного будущего

С первых песчинок времени, протекающих сквозь узкую горловину человеческого бытия, люди обращали свои взоры и разум к ночному небу, пытаясь постичь скрываемые в его глубинах секреты. Под влиянием звезд, создавались и развенчивались мифы, строились и разрушались научные теории, восходили на олимп и низвергались в тартар литературные произведения. По звездному небу скользили оккуляры телескопов, его пространства бороздили беспилотники, траектории движения небесных тел рачительно просчитывали математики и изучали астрономы. Но, несмотря на все это, звезды всегда были окутаны завесой тайны, непроницаемой для человеческого глаза. Вот и теперь, сидя в заброшенной советской обсерватории и глядя в широкий проем обрушившейся крыши, я чувствовал эту чудовищную недоступность разбросанных по небу светил.

Темные металлические стены проржавевшего насквозь купола, слегка поблескивали в свете мерцающего неподалеку гаджета. Их советская монолитность внушала трепетное уважение к той далекой эпохе, когда люди еще могли сквозь рутину земных проблем разглядеть космос. В то время вселенная, будто лежала у человека на ладони. Казалось, что покорение солнечной системы – дело нескольких десятилетий. Однако ровно 100 лет назад, советский народ, а вместе с ним и все человечество, избрали иной путь – путь удовлетворения сиюминутных, материальных потребностей, духовной и экзистенциальной стагнации. И пока последние советские фантасты ментальными руками прощупывали удивительные миры далекого космоса, цивилизация прозябала взаперти, истощая и уничтожая родную планету.

Я дал знак, и робот выключил подсветку. В помещении воцарилась первобытная тьма, раздираемая лишь холодным сиянием далеких звезд. Каким был бы мир, если бы в тот роковой 1991 год история сложилась иначе, и люди выбрали путь вверх…?

 

***

Закатанная в бетон степь содрогалась под яростными ударами вырывающихся из подбрюший космолетов языков концентрированного пламени. Байконур замер в ожидании… Сотни гигантских машин, взметая тучи дыма и земной плоти, по очереди поднимались в бездонное голубое небо и устремлялись на огромной скорости к пылающему солнечному диску.

На борту одного из этих небесных титанов, уставившись в потолок и изо всех сил вжимаясь в кожаное кресло, покидал земные пенаты молодой писатель-публицист Максим Коротов. Вчерашний выпускник Московского литературного, он и в самых радужных мечтах не мог себе представить, что отправится бороздить просторы космоса и станет очивидцем тех величественных событий, которым предстояло свершиться в самое ближайшее время. Впрочем, с фантазией у Максима все было в порядке. Иначе его не отобрали бы из сотен таких же, молодых писателей, претендававших на место в космолете. Безусловно, значительную роль сыграли физические кондиции Максима,  еще в институте он активно увлекался спортом. Однако решение Союза Писателей СССР базировалось, прежде всего, на литературных способностях кандидата Коротова, которые, по всей видимости, также были весьма недурны.

Все-таки покорение человеком энергии  Солнца  - миссия весьма ответственная, и освещать ее необходимо на должном уровне. Поэтому вместе с Максимом в специальном «культурном» космолете навстречу новым открытиям летели также мэтры мировой журналистики, поэзии, живописи… Задачей каждого было по-своему увековечить и донести до человечества величайшее достижение советской космонавтики!

Итак, октябрь 2091 года, советский космический флот, состоящий из 28 основных и 51 вспомогательного космолета, выдвинулся в сердце Солнечной системы, чтобы создать вокруг пылающей звезды пояс солнечных электростанций. Этот уникальный космический проект  позволил бы человечеству раз и навсегда решить все энергетические проблемы. Больше никаких тепло, гидро, ветро электростанций! Никаких новых Чернобылей! Только периодические, направленные пучки энергии с солнечных электростанций, принимаемые и перерабатываемые лунными комбинатами, концентрируемые на лунных и орбитальных батареях и передаваемые по мере необходимости на Землю.

Преодолев силу земного притяжения, небесная эскадра двигалась навстречу жарким радиоактивным лучам своенравной звезды. Благодаря методике постоянного ускорения невесомость в отсеках «культурного» космолета не чувствовалась. Поэтому ничто не мешало ученым, писателям, художникам и поэтам коротать дни в напряженной работе. Каждому хотелось с пользой провести время полета, чтобы не упустить ни одного мгновения необычного приключения. Атмосфера настоящего пролетарского творчества, основанного на союзе музы и труда, будто пропитала металлические стены космолета. Лишь по вечерам, время которых определялось с помощью земных часов, обитатели корабля собирались в кают-компании, дабы за чашечкой чая или кофе обсудить с коллегами достигнутые результаты.

Через  месяц  с небольшим в иллюминаторах космического судна показалась раскаленная докрасна пустынная поверхность Венеры. Изученная и освоенная, она уже давно служила на пользу человечеству. Про нее было написано огромное количество трудов, снято множество фильмов. Но ни описательные статьи с красочными фотографиями, ни документальные киноленты, не могли заменить удовольствия собственными глазами наблюдать, как колышется и завивается вихрями венерианская атмосфера. Все население космолета буквально прописалось в кают-компании, где было самое большое смотровое стекло. Люди охали, восхищались, ну и, конечно же, писали, используя все доступные им средства выразительности, о великолепной песчаной планете! Наконец, Венера исчезла из виду, и в космолете постепенно воцарился будничный ритм жизни.

За время путешествия Максиму удалось пообщаться со многими интересными пресонажами, представляющими цвет мировой интеллигенции. Однако больше всего ему запомнилась беседа с американским писателем и либеральным философом, потомком покинувших  в 1922 году Россию эмигрантов, профессором Мирковским. Она произошла в полдень, когда Максим в поисках вдохновения бессистемно бродил по узким отсекам космического корабля. Заглянув в кают-компанию, он заметил пожилого профессора, сидящего на кресле в дальнем углу комнаты с потертой книгой в руках. Максим поприветствовал именитого писателя и опустился на диван перед смотровым окном. Звезды привычно мерцали в темной бесконечности Вселенной. Они пленили взгляд молодого писателя и полностью поглощали его сознание. Внезапно за спиной раздалось тактичное покашливание…

 - Скажите, молодой человек, в чем, по-вашему, заключается смысл нашего путешествия? – начал разговор профессор Мирковский.

Максим на мгновение замешкался, но быстро нашел ответ:

 - Цель всей экспедиции состоит в обеспечении человечества энергией, необходимой для развития цивилизации. А наша задача – осветить эту грандиозную победу людей над силами природы.

- Интересно, - промолвил Мирковский.  - А зачем человечеству столько энергии?

- Очевидно, для дальнейшей экспансии космических пространств.

- Верно. Но нужна ли человечеству эта экспансия? Сущность людей такова, что с увеличением доступных ресурсов потребности человечества неуклонно будут расти. Коль скоро мы будем осваивать космос, необходимо знать, где остановиться! Иначе этот процесс превратится в своеобразного уробороса, бесконечную погоню за собственным хвостом!

- А разве без космоса мы не гоняемся за собственными хвостами?! Человек не может жить без движения, пускай даже это движение представляет собой бесконечный круг, – возразил Максим.

- Молодой человек, все в нашем мире конечно…

- А как же Вселенная? У нее тоже есть свой конец?

- Вселенная? Хм…

- Вселенная бесконечна, профессор. И человечество способно приобрести бесконечность через Вселенную! Словно Энштейн, усаживаясь на фотон, побеждает время, человечество, непрестанно расширяясь, достигает бессмертия.

- Бессмертия? А зачем вам это бессмертие? Вы бы согласились быть бессмертным, ради того, чтобы работать в урановой шахте или валить лес в сибирской тайге? Когда все внутренние смыслы и мотивы давно утеряны и вместо духовного содержания от процесса остается лишь материальная форма.

- «Духовное содержание»? Профессор, вы, верно, не в курсе, что я по гражданству - материалист. Кроме того, вы совершенно неправы относительно внутренних смыслов и мотивации. Само расширение, сама борьба представляет собой смысл, мотивацию и содержание человеческого существования. Она облагораживает внутренний мир и удовлетворяет высшие, экзистенциальные потребности человека. Я согласен с Вами, господин Мирковский, что при увеличении доступных ресурсов растут и потребности. Но рано или поздно, следуя гегелевскому закону диалектики, количество потребностей перерастет в их качество, и тогда личность сможет перейти на принципиально иной уровень своего духовного развития!

- То есть вы хотите сказать …

- Я хочу сказать, что безграничный источник Солнечной энергии не развратит человечество, а сделает его лучше.

- Почему вы так решили?

- Потому что энергия Солнца будет пущена на достижение благих целей, на борьбу!

- Да, молодой человек, по всей видимости, вы неисправимы, - усмехнулся профессор Мирковский. - Коммунизм - это судьба!

Максим усмехнулся в ответ, отметив про себя, что коммунизм – это скорее мечта! Мечта о счастье, за которую готовы сражаться миллионы советских людей!

Тем временем, экспедиция неуклонно приближалась к завершающей фазе. И чем ближе мы подлетали к Солнцу, тем серьезнее становились лица находившихся на борту людей. Капитан космолета привел экипаж в максимальную готовность, пассажирам же было рекомендовано находиться в каютах. После несколько часов тревожного ожидания из динамиков раздался голос капитана, предупреждавший о скором переходе корабля в режим невесомости. Каждый из пассажиров космического судна был тщательно проинструктирован  и знал, как себя вести в условиях невесомости. Многие даже проходили тренировки на МКС. Тем не менее, невесомость стала настоящим испытанием. Каюты заполнились неубранными вовремя в тумбочки или шкафы вещами. Некоторых неудачливых субъектов приходилось подтаскивать  - с середины комнаты к стенке - при помощи своеобразных багров. Однако, в общем и в целом, корабль перенес первые часы невесомости вполне сносно.

Когда все более менее устаканилось, пассажиры стали выплывать в кают-компанию и разглядывать через смотровое окно происходящее в открытом космосе грандиозное действо. Все вокруг было залито ослепительным солнечным светом, поэтому каждому в обязательном порядке  были выданы специальные солнцезащитные очки.

«Культурный» космолет остановился слегка поодаль от основных сил советского космического флота. Писатели, поэты, ученые, затаив дыхание, наблюдали за тем, как 28 гигантских космических кораблей выстроились в специальный порядок. Вокруг них вились космолеты поменьше. Мгновение -  и золотистые мембраны зонтиков солнечных электростанций медленно поползли наружу из отведенных для  них грузовых отсеков. Детища десятков тысяч рук, апогей современной технической мысли! В  них я видел овеществленный труд всего советского народа, символ его стойкости и целеустремленности. Каждый советский человек: учитель, дворник, механик, слесарь, конструктор, сталевар, ученый, - все вместе и каждый в отдельности, сотворили эту славную победу и вправе  были чувствовать себя сопричастными этому великому свершению!

Грандиозные «цветы счастья» распустили свои лепестки в самом сердце Солнечной системы! Ни идеология, ни форма правления, ни тип политического режима сделали это счастье возможным. Его целиком и полностью сотворили миллионы  самоотверженных советских людей, готовых сражаться за свою  счастливую мечту!

 

***

Я поднялся с холодного пола обсерватории и, кинув последний взгляд на звездное небо, задумчиво побрел по винтовой лестнице вниз,  к машине. К глубокому сожалению, в  XXI веке  человечество сделало много ошибок и породило целый букет неразрешимых проблем. К концу столетия так и не разработали вакцину от рака, поэтому большинство людей не доживают и до 40 лет. Глобальное потепление дало о себе знать, и большая часть Северной Америки, Европы и Азии ушла под воду. Ядерные отходы так и не научились утилизировать, поэтому почти половина оставшейся на планете суши подвержена радиоактивному заражению. Наконец, в связи с ужасающей экологической ситуацией, человечество окончательно потеряло способность к деторождению. Теперь недостаток населения пополняется путем клонирования. Таким образом, запертые в пределах изуродованной планеты, остатки людей коротают свои последние десятилетия в обстановке ужаса и безысходности.

Я спустился, сел за руль и завел машину. А все-таки, что было, если бы легендарный СССР не исчез? Подумав  секунду, я грустно усмехнулся  и тронулся с места. Откуда мне знать, что бы было? История не знает сослагательного наклонения! Сегодня, 8 декабря 2091 года - ровно 100 лет со дня распада Советского Союза. Страны, о которой я слышал лишь из рассказов дедушек и бабушек. Страны, в которой мне не довелось жить. Страны, которую мне не суждено понять и принять!

+1
+7
-1

3 comments

7
Сен

Аватар пользователя Сергей Белянин

Неплохо, голосую.

30
Сен

Аватар пользователя Пенсионер

Только мне кажется профессора и типа студента зря включили. Уж больно избитый подход, умный и мудрый и наивный, но горячий. Хотелось бы чего-то более оригинального.

 

С уважением, Пенсионер

11
Сен

Аватар пользователя Geller

Отличная смесь пафоса и безысходного гримдарка !

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.