Вечный срок

  Шел 2091 год.  Президент  лежал на хирургическом  столе.  Яркие ртутные  лампы высвечивали его тело, словно артиста  на сцене или спортсмена  на татами. Однако наградой здесь   становились не аплодисменты  зрителей   или медали  на   лентах,   а вечная   жизнь.  Немолодой хирург-сицилиец   надел  на пациента анестезирующую   маску   и  попросил  считать: « Уно, дуа,  трэсс…»  Президент почему-то  про  себя  зарифмовал: « Стресс». В  мозгу  стали проноситься обрывки прожитого:   вот он на банкете в белом фартуке и  элегантном чепце,   или  на   белом самолете влетает   в столицу,  а тут ему слышится  каркающий  голос оппозиции,   вот  рука  хватает за хвост  тигра  или  тащит  из океанских глубин  акулу.  Однако после седьмого срока правления  президент стал сдавать, но не карты в покер, его мышцы   растянулись,   торс ослабел. Хозяин великой страны  уже не мог  схватить   налету   беркута. И вот тогда   Лидер  объявил конкурс: «Кто поможет стать вечным, получит триллион  долларов».

   Частная сицилийская клиника, находящаяся три года на грани банкротства,  дала  свое  согласие. Президент несколько дней  с седовласым   профессором почти лилипутом  ходил по улицам Палермо в поисках донора. В одном из баров  он увидел   юношу высокого роста   с  телом римского  воина.   «Это  то,  что надо», - прошептал  будущийВечножитель.   Тут  разум    погас, операция  началась.

    Президент очнулся в палате от   яркого южного солнца,  что хлестало по щекам и заглядывало в  глаза как   портовая проститутка.  В  голове  застучало: « Неужели  срок правления  станет  вечным?   Новое   крепкое тело Аполлона  и   мудрые мозги   будут    способны  сокрушать  любых оппозиционеров и  вырывать  с корнем ростки зарождающегося гражданского общества.   Ура, Великая страна  спасена победившей вечностью  власти».

       Тут  взгляд нашего Героя  опустился ниже и, о ужас, вместо торса античного героя  на      чистой соломе  лежало  тело   молоденького   козленка.  Откуда-то  сверху прогремел  голос   хирурга, через компьютерный переводчик   сообщивший, что операция проведена блестяще, результат – великолепен,  правда   ассистент   Роберто, как всегда, все  перепутал, да и    другого   материала реально  не было.   Главное другое: « Вы, Господин хороший,  еще лет двадцать будете козлить свою Великую  Державу, да и вообще кого хотите.   А если  пожелаете     несогласных   рвать  на куски,   мы  Вам  обеспечим  тело льва.  Добро пожаловать в вечность,  мистер  Абсолют».

    В открытое окно белоснежной палаты врывался шум Адриатики. Такую же музыку моря когда- то слышал и Цезарь, и Август,  Калигула и Нерон.  Крик чаек,  однако, напоминал, что прекрасны  лишь мгновения, а  их остановить   невозможно.

   ВСТРЕЧА

     Шел  2091 год.  Китайский пограничник Ли, настороженно оглядываясь  по сторонам, чтобы его не засекли сослуживцы, подкрался к заветной черте. Здесь проходила  государственная граница, а затем целый километр нейтральной земли.  Там пели соловьи, благоухала  сирень, порхали удивительной красоты бабочки. До всего этого рая рукой подать,  казалось, перешагни через натянутую леску с красными флажками и все. Не тут-то было. Граница прожигалась невидимыми  электронными лучами. Попадая на тело, они его аннигилировали, разрушая до простейших атомов. Был человек, хлопок  и даже облачка не останется.  Лучи  настроены лишь на геном  гомо сапиенса и совершенно безвредны для животных и птиц. Хитромудрый Ли  додумался как преодолеть преграду.  Он обмотал свое тело с ног до головы  пакетиками с лапшой быстрого приготовления и решительно перешагнул через государственную границу. Уж за кого его принял электронный луч - неизвестно, но хлопка не последовало. Китаец Ли, как ребенок, катался кубарем по свежей траве, наслаждался ароматом цветов и пением птиц. Вдруг он заметил, что  этим же занимаются еще двое, только в  чужой военной форме. Включив электронный переводчик-переговорник, Ли выяснил,  что это были  арабский и турецкий пограничники.  Им также удалось пробраться на нейтральную обетованную землю. Вскоре солдаты подружились, обнялись, сели под большим осокорем и решили оторваться.

    Араб раскурил  высокий кальян, турок вытащил бутылку метилового спирта, а Ли  заварил чай из сушёных хризантем и морских водорослей. Каждый  употреблял свою радость. Общим стал  лишь разговор. «Почему это местечко называется Тула?»- спросил арабский пограничник. «Потому что   «Ту»- турецкая земля»,- ответил турецкий воин. «Да, нет»,-  возразил китаец,- «Я, например, Ли, а женское имя  Ла, значит это наша земля».  Арабскому пограничнику с трудом удалось погасить чуть не возникший  международный скандал. Он напомнил, что здесь жили какие-то туземцы, которые назывались непонятным прилагательным именем, может быть «Тула» - это их название. «Да-да»,- заметил Ли. Ему рассказывал отец, что в2024 году с туземной территории раздавались крики, взрывы, выстрелы, а потом все стихло.  Туда даже перестали распространяться социальные сети. Через несколько лет по распоряжению ЦК КПК на эту территорию были направлены отряды  волонтеров по сто миллионов  человек каждый   и, увы, живыми никого не нашли. Эти дикари перебили друг друга, повсюду лежали скелеты с автоматами  Калашникова.  Одни были в буденовках, другие с белыми лентами. Китайские волонтеры так и шли по ничейной земле, пока не столкнулись  здесь, в Туле  с арабскими и турецкими паломниками. Так и возникла  эта граница. Еще мне папа рассказывал, что за зачистку   дикой степи пришлось  японцам отдать Курилы, Сахалин и Камчатку. Японцы все кричали: «Суши-суши, вот им ее  немножко и дали».  Глубокомысленно, пустив клуб сизого дыма, арабский ваххабит, заметил, что  японцам досталась еще и Чукотка. «Да, нет»,- поправил его  янычар, «Чукотку продал Японии какой-то английский олигарх, владелец футбольного клуба».  Ли хлебнул чайку и заметил, что  души туземцев ушли вГиперборею, где стали большими серыми валунами. Наше мудрое правительство под руководством ЦК КПК  распорядилось раскрошить эти валуны, сделать из них бетон и  провести автобаны через всю Сибирь прямо до Пекина.  Теперь, если нажать на газ,  на такой дороге, то в шуме встречного ветра начинают звучать  какие-то голоса. Я  как-то включил ретранслятор-переводчик и услышал: « Победа – это наша национальная идея», « Москва-центр вселенной», «Даешь энергетическую империю», «Нет педофилии», « Мы против топота котов», « Не отдадим наших сирот Америке», «Нет-нет, да-да, мы-мы…».

   Турецкий пограничник аж возбудился настолько, что пару раз пальнул в воздух из лазерного автомата: « Как это правильно моску–центр вселенной, ведь моску –это мечеть». Араб спросил: « О какой победе говорили?»   Турок ответил: « Да, все о Германии речь идет. Немцы давно ради толерантности  ислам приняли». Тут из норки высунулась мордочка суслика. «Вот и закуска сама к нам бежит»,- воскликнул Ли. Штык-ножом он стал быстро раскапывать  землю. Вдруг его импровизированная лопатка наткнулась на что-то жесткое, через минуту  китаец вытащил большую железную шкатулку. Внутри  оказалась антикварная книга со славянскими иероглифами. Все трое с удивлением склонились над сканером-переводчиком. Они читали каждый на своем языке  Валерия Демидова. Поэзия. «Степная душа».  Москва-Самара 2013 год. С обложки на них смотрела улыбающаяся  степная дикарка. «Вроде не обезьяна»,- удивленно сказал янычар. « Белийзенсинанаташа»,- восхитился вахабит. « Так они, что ж  читать и писать умели?»,- задумчиво проронил Ли.

 

 

СНЕЖНЫЙ РЫЦАРЬ        18 марта 2013г.

Перышки   снега накрыли  мою любовь  белым   одеялом. Тишина.

Стало тепло,  но   безрадостно.  Скайп  молчит,  компьютер уснул.

В окно льется  лунный свет,   холодный как   одиночество.

О, Господь!   Мои  мечты  - безграничны,  а  душа – бездна.

Даже  хрупкий   висячий  мостик окажется   тропкой,  которую я  искала всю жизнь.

Время  улетает как птица.  Царствует  ночь, белая,  потому что я  уткнулась лицом в подушку.

Млечный путь    не уводит за собой.   Звезды для меня как битое стекло.

Споры не  дарят  тепла.  Слова цепляются  к  телу, как прошлогодние колючки.

 Снежный рыцарь  опустил копье, поднял забрало. Бой окончен.

Однако   последняя надежда не умирает.

 Ее ладони тянутся к  грядущему   солнцу, горячему как сердце странника.

Огненная душа  в электрических  разрядах  свободы  кричит в  предрассветной мгле.

Раскалённый   снег  принесет   любовь  в сердце, ожидающее понимания.

Страсть   растопит   ледяные замки.  Мои слова как птицы  вновь полетят к тебе…

 

   Тишину, рожденную стихотворением, прервал все тот же неугомонный китаец Ли. Он нарвал охапку местной травы, забил ей арабский кальян и начался удивительный прекрасный праздник «Дружбы народов».

 

                                      Офонаревший фонарь

 

 Шел 2091 год.  Улица с нарочитым названием Старых  чекистов  начиналась на пустыре, тянулась как  брошенная  бельевая веревка, извиваясь по окраине города,  и упиралась в большой заваленный мусором овраг.  По обе ее стороны  тянулись унылые   блочные пятиэтажки,  обшарпанные и грязные как сама жизнь. Да и сами жители впитали  саму суть этой  улочки,  больше напоминая не чекистов, а их жертв. Какие у них были серые, злые и криминальные лица.  Однако даже в этом забытом богом местечке был свой свет.   Он   шел от единственного сгорбленного, ржавого, но  все-таки  фонаря.

   И вот этот неоновый   старик как-то  ночью  сумел затмить саму луну. Тогда этому электрическому монстру пришла в голову мысль, что он не так себе, а настоящий фаллический символ  Великой страны. А  раз так, то ему самое место стать президентом и гарантом конституции. Из местных дворников – гастарбайтеров, алкоголиков и  бомжей наш  ржавый нахал сколотил  группу поддержки  и отправился в избирательную комиссию для регистрации. По ночам улица осиротела,  оказавшись в полной темноте.   Местная шпана начала проводить регулярную экспроприацию  наличности  у  прохожих, как когда-то чекисты в восемнадцатом году.  Все попрятались  по своим жилищам, включая даже местных котов и собачонок.  Улица без фонаря  потухла  и поникла. А что наш  неоновый  монстр?  Он не успел дойти до избиркома,  хулиганы свалили его, распилили и сдали на металлолом.  Китайские предприниматели   пустили  дешевый   материал на производство  «левых» айфонов,  что  стоили дешево,  но ломались на третий день.

   Улица так и погибла бы в темноте, но на помощь пришел  местный уголовник. Он оборудовал  свою квартиру  под мастерскую скобяных изделий, а на самом деле устроил тайный бордель «Сивилла». Теперь  его окна освещаются  яркими красными фонариками, и  над входом  висит размалеванная девка из  гламурного журнала.    Жить стало лучше, жизнь  стала веселей.   

 

 

 

Свободный тег: 
+1
-28
-1

Комментарии отсутствуют.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.